КУЗНЕЦОВ А.А., ЧЕПУРНОВ Н.И.
НАГРАДНАЯ МЕДАЛЬ (1701-1917), 1992


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА

Листание страниц: CTRL + ← или CTRL + →

ПОИСК ПО САЙТУ:

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Учреждая этот крест в 1831 году, император Николай I "...повелел считать его за медаль..."12. Лента для всех крестов была принята одинаковой (расцветки польского национального ордена) - синего цвета с черными полосами по краям. После появления русского знака, напоминающего по форме польский орден, тот фактически прекратил свое существование. И лишь через несколько десятилетий был снова возрожден польским буржуазным правительством.

12. Старая монета, 1910, № 9, с. 10.

Медалью награждались нижние чины, участвовавшие в штурме польской столицы, а также священники и медицинский персонал, исполнявшие свои обязанности в боевой обстановке

Кроме этих знаков была также учреждена 31 декабря 1831 года специальная серебряная медаль, диаметром 26 мм. На ее лицевой стороне, во все поле, помещено изображение Российского Государственного герба (двуглавого орла), в центре которого под королевской короной порфира с изображением польского герба (одноглавого литовского орла); поверху, вдоль бортика медали, мелкая надпись: "ПОЛЬЗА ЧЕСТЬ И СЛАВА".

На оборотной стороне, внутри венка из двух лавровых ветвей, перевязанных внизу лентой, четырехстрочная надпись: "ЗА ВЗЯТИЕ - ПРИСТУПОМЪ - ВАРШАВЫ - 25 и 26 авг."; внизу, у перевязи, год - "1831". В самом верху, между концами веток (над надписью), помещен лучезарный шестиконечный крест.

Медалью награждались нижние чины, участвовавшие в штурме польской столицы, а также священники и медицинский персонал, исполнявшие свои обязанности в боевой обстановке.

Такие медали были и меньшего диаметра - 22 мм. Они предназначались для награждения кавалеристов. Это последняя - пятая - из серии подобных кавалерийских наград. Носили их на той же ленте, что и польские знаки - синей с черными полосами по краям.

Существует чекан медали "За взятие приступом Варшавы" из белого металла, диаметром 26 мм, несколько отличный по изображению. Это одна из первых медалей, выполненных из белого металла.

МЕДАЛИ НА БОСФОРСКИЕ СОБЫТИЯ. 1833 г.

История русской наградной медали далеко не полностью освещена в нашей литературе. Исчерпывающей информации, какого-либо фундаментального труда на эту тему пока нет. Среди российских наградных медалей есть такие, о которых мы знаем очень немного. К ним относятся две медали (русская и турецкая), отчеканенные для награждения участников босфорских событий 1833 года.

В 1832 году возник серьезный конфликт между турецким султаном Махмудом II и правителем Египта пашой Муххамедом-Али. Турецкий султан обещал отдать своему наместнику в Египте в награду за участие в Наваринской битве Сирию, но Муххамед-Али ее не получил. Тогда его сын Ибрагим, разбив турок, вошел с египетским войском в Сирию и готов был двинуться на Анатолию. Египетский же флот запер в заливе Мармарице турецкую эскадру. У Махмуда не было средств собрать и противопоставить взбунтовавшемуся паше достаточное количество войск. Турецкой империи грозил крах, а султану - свержение.

Сложившаяся ситуация обеспокоила Николая I. Турция к тому времени утратила свое боевое могущество, и возрождение мощной Оттоманской империи во главе с умным и дальновидным Муххамедом-Али не устраивало Россию. Кроме того, царь не мог спокойно относиться к бунтовщикам, посягающим на власть монарха. Направить в Турцию русские войска? Но как отнесется к этому недавний враг султан Махмуд?

Опытный и осторожный вице-канцлер К. В. Нессельроде дает совет царю: послать сначала к султану, а потом и к паше генерал-майора Н. Н. Муравьева и решить конфликт дипломатическим путем. Николай I недолюбливал Муравьева, состоявшего в родстве и связанного дружбой с декабристами, но генерал проявил замечательные дипломатические способности при путешествии в Хиву. К тому же Николай Николаевич хорошо изучил своих недавних противников и даже свободно говорил по-турецки. Кандидатура Муравьева была хороша еще и тем, что он не принадлежал к дипломатическому корпусу: его секретная миссия не должна была вызвать неудовольствие и подозрение со стороны Англии и Франции.

И царь через вице-канцлера поручает Н. Н. Муравьеву убедить турецкого султана в дружеском к нему расположении, а затем поехать в Египет и, остановив военные действия войск под командованием Ибрагима, договориться с Муххамедом-Али о мире.

9 декабря 1832 года Н. Н. Муравьев прибыл на фрегате "Штандарт" в Босфорский пролив, где корабль стал на якорь неподалеку от резиденции русского посла А. П. Бутенева. Посол сообщил Муравьеву, что в случае необходимости разрешено пообещать турецкому султану помощь в виде эскадры Черноморского флота. Это оказалось главным доводом, убедившим султана, поскольку положение становилось для него угрожающим.

Н. Н. Муравьеву удалось довольно быстро договориться с султаном Махмудом, и 23 декабря он отплыл в Египет.

Прибыв в Александрию 1 января 1833 года, генерал Муравьев мгновенно сориентировался в обстановке: понял, что разворачивающиеся события есть результат закулисных интриг англичан и французов. Хитрый и коварный паша Муххамед-Али стал юлить и оттягивать свой ответ. II тогда Муравьеву пришлось заявить: "Я не могу дальше ждать вашего ответа. Черноморский флот, коему дано предписание оказать в случае необходимости помощь султану, готов к отплытию...". Паше больше ничего не оставалось, как сказать: "...Я пришлю на днях султану доверенное лицо с изъявлением своей покорности... уверяю, что мы с ним поладим!"1.

1. Задонский Н. Жизнь Муравьева. Документальная историческая хроника. М., 1985, с. 286.

Н. Н. Муравьев возвращается в Константинополь, а в Босфор, вопреки всем предпринятым англичанами и французами проискам, входят военные корабли контр-адмирала М. П. Лазарева. Неподалеку от дворца султана высаживается 10-тысячный десант и поступает под начало Н. Н. Муравьева. Генерал заявляет, что останется здесь до тех пор, пока войска Ибрагима не уйдут из Малой Азии. Султан с пашой заключают знаменитый в истории дипломатии Ункяр-Искелесийский договор, миссия Н. Н. Муравьева успешно завершена, победа достигнута без войны. Муравьев производится в генерал-лейтенанты.

Николай I решил пожаловать русскую наградную медаль турецким войскам, стоявшим в одном лагере с русским десантом. Он запросил на этот счет мнение графа Нессельроде, и тот ему ответил 11 мая 1833 года: "Я бы полагал преимущественнее дать медали на красных лентах, а не на зеленых, ибо красный цвет наиболее приятен туркам, и при том, сообразуясь с понятием их, дать офицерам золотые, а солдатам серебряные и над изображением вензеля или вовсе не помещать короны или поместить оную без креста..."2.

2. Старая монета, 1910, № 7, с. 7.

Царь одобрил предложение своего вице-канцлера, но дал указание монетному двору "на короне, которая помещается над вензелевым изображением Государя Императора, чтоб сделан был крест весьма малый"3. 1 июня рисунок был высочайше утвержден, и медальеры приступили к резанию штемпелей.

3. Там же.

⇦ Ctrl предыдущая страница / страница 84 из 120 / следующая страница Ctrl ⇨
мобильная версия страницы 



cartalana.orgⒸ 2008-2018 контакт: koshka@cartalana.org