КУЗНЕЦОВ А.А., ЧЕПУРНОВ Н.И. "НАГРАДНАЯ МЕДАЛЬ (1701-1917)", 1992

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ



ЗА ВЗЯТИЕ ОЧАКОВА. 1788 г.

После разгрома и уничтожения десанта на Кинбурнской косе и освобождения Днепровско-Бугского лимана от турецкого флота главной задачей русской армии было взятие османской твердыни - Очакова. Он считался в турецких владениях на Черном море главным портовым городом. Крепость представляла собой неправильный, удлиненный четырехугольник. Узкой, восточной, стороной она примыкала к лиману, а три другие, обращенные в степь, имели мощные каменные стены с нагорным ретраншементом, покрытым камнем и земляным валом; а в самой южной части находилась цитадель, возвышавшаяся перед Кинбурном над высоким откосом лимана.

Все лето и до самой глубокой осени Очаков держал основные силы армии Г. А. Потемкина возле своих стен. На предложение А. В. Суворова о штурме верховный командующий отвечал: "Я на всякую пользу руки тебе развязываю, но касательно Очакова попытка неудачная может быть вредна. Я все употребляю, надеясь на бога, чтобы он достался нам дешево"1.

1. Равич Н. А. Две столицы М., 1982, с. 160.

Нерешительность и бестолковое выжидание возмущало Суворова. Он пытался вынудить Потемкина к штурму и однажды предоставил ему такую возможность.

27 июля Суворов воспользовался вылазкой большого отряда турок из крепости и завязал с ними бой. Турки выслали подкрепление, и началось настоящее сражение. Все внимание противника было приковано к нему. В это время можно было нанести удар со стороны открытого фланга противника и ворваться в крепость. Но Потемкин опять проявил нерешительность, упустив реальный шанс овладеть Очаковом. И даже обвинил Суворова в потере пехотных финагорийцев: "Солдаты не так дешевы, чтобы их терять попусту. К тому же странно мне, что вы в моем присутствии делаете движения без моего приказания. Не за что потеряно бесценных людей столько, что довольно было и для всего Очакова"2. Потемкин представил императрице это дело так, что она заявила в присутствии приближенных: "Слышали, старик, бросясь без спросу, потерял до 400 человек и сам ранен: он конечно был пьян"3. А у Суворова было сквозное ранение шеи. Он лежал в своей Кинбурнской крепости и сам чуть не погиб от случайного взрыва в мастерской, "где начинялись бомбы и гранаты"4.

2. Михайлов О. Н. Суворов. М., 1984, с. 249.

3. Равич Н. А. Две столицы. М., 1982, с. 160.

4. ЦГВИА, ф. ВУА, д. 2415, ч. II, л. 331-333, 370.

Не прошло и месяца после этого случая, как 18 августа турки снова предприняли вылазку, но уже на правом фланге с намерением захватить русскую батарею, которой командовал М. И. Голенищев-Кутузов. Короткими перебежками, укрываясь во многочисленных канавах и балках, они выскочили к установленным орудиям, и завязался жестокий бой. Егеря штыковой контратакой отбросили янычар и погнали их обратно к крепости, чтобы на их плечах ворваться в Очаков. Кутузов в это время, держа белый платок для сигнала, прильнул к амбразуре укрепления и тут же опрокинулся на спину. Пуля ударила ему в правую щеку и вышла через затылок5. Голова Михаила Илларионовича была вторично пробита почти в том же месте, что и при первом ранении во время взятия штурмом укреплений в Крыму, у татарской деревушки Шумы6. Оба ранения были тяжелыми. Врачи писали о нем: "Если бы такой случай передала нам история, мы бы сочли ее басней"7. А лечивший его врач, предугадывая будущее, оставил такую запись: "Надобно думать, что провидение охраняет этого человека, для чего-нибудь необыкновенного, потому что он исцелен от двух ран, из коих каждая смертельна"8.

5. Полководец Кутузов. Сб. М., 1955.

6. Там же.

7. Брагин М. Кутузов. ЖЗЛ. М., 1970.

8. Михайлов О. Н. Кутузов. М., 1984, с. 248.

Лето проходило в бесплодных ожиданиях. Уже были выкуплены фортификационные планы Очакова у французских инженеров, которые вели работы по укреплению крепости. Но Потемкин все не решался на штурм. Он боялся турецкой артиллерии на маленьком острове Березань, который находился у входа в лиман, к югу от Очакова. Огонь ее доставал до Кинбурна и не давал возможности штурмовать Очаков со стороны моря, где было больше возможностей на успех. "Сия ничтожная фортеция" была неприступна. Несколько раз ее пытались взять русские моряки, но зоркие сторожа крепости вовремя поднимали тревогу, и она ощетинивалась всеми огнестрельными средствами.

Уже наступила осень, а Потемкин все выжидал, держа армию в окопах: на холоде и под дождями. При этой "осаде Трои", как язвительно называл "Румянцев бестолковое сидение под крепостью, войска несли огромные потери. Морозы предзимья застали солдат в легком платье, голод от недостатка продовольствия и болезни косили людей сотнями. Трижды прав был Суворов, который говорил: "Одним гляденьем крепости не возьмешь. Послушались бы меня, давно бы Очаков был в наших руках"9. Даже адмирал Нассау-Зиген еще летом по этому случаю высказал свое уверение, что "...крепость можно было взять еще в апреле"10.

9. Там же.

10. Там же, с. 251.

Потемкин мрачнел и целыми днями злым взором смотрел на крепость. Не хотел он связываться с казачеством, напоминавшем о бунтаре Пугачеве, да некуда было деваться. Бывшие запорожцы, а ныне "верные казаки", проглотившие обиду за свою Сечь, умели издревле применяться к подобной обстановке. Им было не привыкать ходить даже на Константинополь в своих ладьях. А эта крепость на острове Березань была доступна только им. Суворов сочувствовал Потемкину: "Боже, помози на Березань!" - писал он ему11.

11. ЦГВИА, ф. ВУА, д. 2415, ч. II, л. 307.

Долго не решались бывшие запорожцы на операцию, но в одну из темных, холодных ночей они изловчились и взяли эту "фортецию". Другая часть казаков, посланная в Гаджибей (Одессу), сожгла там склады с продовольствием и снаряжением для Очакова. Теперь Грицко Нечеса, как называли Потемкина казаки за его вьющуюся шевелюру волос, был уверен, что крепость долго не продержится.

Но прошел еще месяц, а истощенный гарнизон не сдавался. Сложившаяся тяжелая зимняя обстановка вынудила Потемкина к решительным действиям. В метель и мороз шесть колонн одновременно с двух сторон крепости - с западной и восточной - начали ее штурм, который продолжался "час с четвертью". Сражение было жестоким.

Суворов не без иронии послал Потемкину поздравление с затянувшейся до крайности победой "С завоеванием Очакова спешу вашу светлость нижайше поздравить. Боже, даруй вам вящие лавры..."12.

12. Там же, л. 480.

За эту кампанию Г. А. Потемкин был незаслуженно награжден высшей степенью ордена св. Георгия и получил в память потомству именную золотую медаль с изображением его персоны, о чем сама императрица указывала в рескрипте: "...почтили мы Вас знаком 1-й степени военного Нашего ордена... жалуем Вам фельдмаршальский повелительный жезл, алмазами и лаврами украшенный... и в память оным сделать (приказали) медаль..."13

13. ПСЗ, т. XXIII, № 16756.

Она (диаметром 80 мм) была выполнена мастером Карлом Леберехтом. Надпись вокруг "монументального портрета" самого Потемкина гласила: "Князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический генерал-фельдмаршаль". На оборотной стороне изображен план штурма крепости Очаков с надписью в верхней части: "Усердием и храбростью"14.

14. Щукина Е. С. Медальерное искусство России в XVIII веке. Л., 1962, с. 99-102.

"А. В. Суворов... получил в награду бриллиантовое перо на шляпу ценой в 4450 рублей"15, Кутузов - орден св. Анны 1-й степени и Владимира 2-й степени16. Особо отличившиеся офицеры были награждены орденами Георгия и Владимира, а "незаслужившим" их при штурме Очакова "...жаловали мы знаки золотые для ношения в петлице на ленте с черными и желтыми полосами...".17 Этот крест с закругленными концами представлял собой нечто среднее между офицерским орденом и видоизмененной крестообразной медалью. Исключительная редкость его объясняется сравнительной малочисленностью награжденных. И хотя знак этот по рангу стоит ниже боевых орденов, в историческом смысле он представляет бесспорно больший интерес.

15. Гимов В. Суворовские победы в боевых наградах. Памятники Отечества, альманах, 1984/2, с. 59.

16. Михайлов О. Н. Кутузов. М., 1988, с. 102.

17. ПСЗ, т. XXIII, № 16756, 16819.

На лицевой стороне его, в середине, в двойной овальной рамке помещена трехстрочная надпись: "ЗА СЛУЖБУ - И - ХРАБРОСТЬ", а на оборотной, точно в такой же рамке - четырехстрочная надпись: "ОЧАКОВЪ - ВЗЯТЬ. 6. - ДЕКАБРЯ - 1788".

Награжденному этим крестом сокращался срок службы на "три года из числа лет, положенных для заслужения ордена военного...". И по истечении его офицер "...должен получить этот орден (св. Георгия), яко за подвиг..."18.

18. Там же.

В своем рескрипте Екатерина пишет очень много об офицерских пожалованиях, а о награждении солдат обмолвилась лишь одной фразой: "...Нижним чинам и рядовым, на штурме Очаковском бывшим, за храбрость их, Всемилостивейше жалуем серебряные медали..."19

19. Там же.

Медали эти – необычной формы: узкий овал с изображением вензеля Екатерины II, увенчанного императорской короной; под ним лавровая и пальмовая ветви, перевязанные лентой.

На оборотной стороне медали изображена девятистрочная надпись: "ЗА – ХРАБРОСТЬ - ОКАЗАННУЮ - ПРИ ВЗЯТЬЕ - ОЧАКОВА - ДЕКАБРЯ - 6 ДНЯ - 1788".

Медаль эту получили участники штурма крепости Очаков, а носили ее солдаты на груди на Георгиевской ленте.

ЗА ХРАБРОСТЬ НА ВОДАХ ФИНСКИХ. 1789 г.

Война с Турцией велась полным ходом. В связи с этим все войска были сосредоточены на юге России. В то время, когда русская гребная флотилия в лимане перед Кинбурном громила турецкий флот и велась подготовка к осаде Очакова, Швеция на севере 21 июня 1788 года без объявления войны начала военные действия против России. Король Густав III был намерен вернуть все прибалтийские земли, завоеванные Петром I, и снова превратить Балтийское море в шведское озеро. Кроме этого, он требовал от своей двоюродной сестры Екатерины II отдать Турции Крым и восстановить с ней границы, существовавшие до Кючук-Кайнарджийского мира.

Итак, Россия вынуждена была вести войну на два фронта. "Матушка, всемилостивейшая государыня! - писал с горьким сочувствием Г. А. Потемкин императрице, - заботят меня ваши северные беспокойства!"1

1. Шторм Г. П. Дети доброй надежды. М., 1962, с. К12. Действительно, создавалась серьезная угроза - подступы к Петербургу оставались почти обнаженными. Императрица сетовала на Петра: слишком-де "близко расположил столицу"2. Из Петербурга вызваны были гвардейские части и 19-тысячная армия под командованием генерала Мусина-Пушкина была направлена к границе, навстречу Густаву III с 38-тысячным войском. Шведский флот в это время шел прямым курсом на Кронштадт, минуя береговые пограничные укрепления с целью разгромить русскую эскадру и с помощью десанта захватить Петербург.

2. Давыдов Ю. В. Головнин. ЖЗЛ. М., 1968, с. 22.

Король Швеции не сомневался в своей победе. Он уже назначил коменданта города и с полной уверенностью обещал сбросить с пьедестала статую Петра I на Сенатской площади, а своим придворным дамам устроить роскошный бал в Петергофе.

Старый герой Чесмы адмирал С. К. Грейг со своей флотилией встретил противника у острова Гогланд - в центральной части Финского залива - и 6 июля 1788 года дал сражение. Его активные действия вынудили шведов отступить и уйти в Свеаборг.

По стечению дипломатических обстоятельств, а также из-за неповиновения финских частей в военных действиях против России Швеция была вынуждена вернуть сухопутные войска в свои границы, и остальные два года война продолжалась только на море.

Весна 1789 года принесла русским первый сюрприз. Двадцатичетырехпушечный катер "Меркурий" лейтенанта Кроуна взял в плен сорокачетырехпушечный шведский фрегат "Венус" с экипажем 302 человека. За эту смелую удачу Кроун получил звание капитана 2 ранга и под свое командование отремонтированного пленника "Венуса", на котором в дальнейшем показывал чудеса отваги3.

3. Михайлов М. А., Баскаков М. А. Фрегаты, крейсера, линейные корабли. М., 1986, с. 33.

К этому времени русский флот лишился С. К. Грейга, который умер от простуды, и на его место вступил медлительный и нерешительный адмирал П. В. Чичагов. На сомнения императрицы о его способностях ответил, что шведы "Бог милостив, матушка, не проглотят!" и убедил ее своими дальнейшими действиями4. В июле он дал шведам сражение у острова Эланд, после которого они вынуждены были уйти в Карлскрону зализывать раны.

4. Давыдов Ю. В. Головнин. ЖЗЛ. М., 1968, с. 23.

Командование русской гребной флотилией принял бывший гонитель турецкого флота под Очаковом Карл Нассау-Зиген. После ссоры с Потемкиным он покинул Черное море и уже намеревался пуститься в очередное авантюристическое путешествие через Хиву в далекую Индию. Но случившаяся война со Швецией и уговоры русской императрицы - послужить России, привели его на Балтику5.

5. Военная энциклопедия. Петроград, 1914, Нассау-Зиген.

После июльского успешного сражения этот "паладин Европы" принес России 13 августа 1789 года новую победу. У финских берегов в сражении под Роченсальмом он наголову разбил шведскую гребную флотилию адмирала Эренсверда, а остатки ее загнал в устье реки Кюмень - в то место, где теперь находится город Котка - напротив Нарвы через Финский залив. На радостях от таких успехов Екатерина II возложила на победителя высший российский орден - Андрея Первозванного. В указе императрицы по поводу этой победы перечислены и расписаны все подробности: "...Адмиральское и еще четыре судна, большие суда, одна галера и куттер, множество штаб- и обер-офицеров и более тысячи человек нижних чинов досталися победителям. Остаток флота шведского по претерпении великого вреда и поражения по сожжении всех транспортных его судов обратился в бег и, преследуем будучи, загнан к устью реки Кюмень"6.

6. Собрание... реляций о военных действиях против неприятелей Российской империи. М., 1791, ч. II, с. 53.

За эту победу офицеры получили ордена и очередные чины, а все матросы флотских экипажей и солдаты десантных подразделений армии, участвовавшие 13 августа 1789 года в разгроме шведского гребного флота, были награждены серебряными медалями, диаметром 49 мм.

Лицевая сторона этой медали идентична предыдущей "За храбрость на водах очаковских", а оборотная имеет шестистрочную надпись: "ЗА - ХРАБРОСТЬ - НА ВОДАХЪ - ФИНСКИХЪ - АВГУСТА 13 - 1789 ГОДА".

Обе стороны штемпелей для чеканки медалей резал тот же мастер - Тимофей Иванов7.

7. Щукина Е. С. Медальерное искусство России в XVIII веке. Л., 1962, с. 103, 120, 121.

Медаль носили на груди на Георгиевской ленте.

ЗА ВЗЯТИЕ ШВЕДСКОЙ БАТАРЕИ. 1789 г.

1789 год. А. В. Суворов, получив в Причерноморье под свое командование корпус и полную свободу действий, успешно громил турок на юге России. И в тот момент, когда он после Фокшан готовился к знаменитому разгрому 100-тысячной армии у реки Рымник, на Балтийском море после Роченсальмского сражения вице-адмирал Нассау-Зиген добивал в шхерах устья Кюмени остатки шведской гребной флотилии Эренсверда, объединившись со своими сухопутными частями.

Разгромить эту группировку можно было только одновременным ударом и с моря, и с суши. Но огонь шведских батарей не давал возможности высадить десант, чтобы сосредоточить силы для удара по неприятелю с тыла. Тогда Нассау-Зиген пошел на хитрость.

Под покровом предосенней ночи, 21 августа, он сам с группой егерей из Семеновского полка, взяв с собой три пушки, скрытно высадился на одном из островов недалеко от расположения шведской артиллерии. Незаметно перетащив на руках пушки почти вплотную к позиции шведов (на расстояние 120-130 метров), он прямой наводкой накрыл неприятельскую оборонительную линию. Под прикрытием артиллерийского огня русский десант с фланга высадился на берег и с боем овладел шведской артиллерийской батареей1.

1. Собрание... реляций о военных действиях против неприятелей Российской империи. М., 1791, ч. II, с. 53.

За эту операцию и за блестящую победу при Роченсальме (по заключении Верельского мира) императрица наградила Нассау-Зигена чином полного адмирала и золотой шпагой, украшенной алмазами2.

2. Военная энциклопедия. Петроград, 1914, Нассау-Зиген.

Для награждения участников этого события - нижних чинов - была отчеканена серебряная медаль, подобная предыдущей3. Отличается она лишь реверсом, на котором изображена прямая, крупная, во все поле, надпись в три строки: "ЗА - ХРАБРО - СТЬ".

3. Щукина Е. С. Медальерное искусство России в XVIII веке. Л., 1962, с. 118, п. 22.

О документах по награждению этой медалью в литературе нигде не упоминается, судя по ее исключительной редкости, она была, вероятно, выдана только егерям Семеновского полка - непосредственным участникам этой операции4. Медаль носили на груди на Георгиевской ленте.

4. Вопросы истории, 1973, 12, с. 120.

ЗА ПОХОД НА АНАПУ. 1789 г.

В начале войны со шведами в 1788 году сухопутными частями на финском берегу командовал А. И. Мусин-Пушкин - знаменитый коллекционер и историк1. Сложившаяся обстановка заставила отстранить его от командования, и на эту должность был прислан с Кавказа командующий армией граф Н. И. Салтыков2. Два корпуса на Кубани остались без главного начальника. Одним из них - Кавказским - командовал Юрий Богданович Бибиков, поднявшийся по служебной лестнице до генерал-поручика, благодаря покровительству П. И. Панина, при котором он находился во время подавления Пугачевского восстания3. На сей раз ему представлялась возможность отличиться и обеспечить себе дальнейшую служебную карьеру.

1. БСЭ. М., 1974, т. 17, с. 129.

2. Давыдов Ю. В. Головнин. ЖЗЛ. М., 1968, с. 30.

3. Потто В. Кавказская война. СПб., 1887. т. 1.

Воспользовавшись отсутствием главного командования, он взял на себя всю инициативу и самостоятельно предпринял поход на Анапу.

Анапа - древнейшее поселение синдов на берегу Черного моря, которое в XV веке было захвачено Портой. После присоединения Крыма к России турки переселили татар (как единоверцев) в окрестности Анапы, а ее превратили в сильнейшую крепость с 40-тысячным гарнизоном4. Вот на эту крепость и направил свои стопы генерал Бибиков.

В январе 1789 года, перейдя по льду реку Кубань, по глубоким снегам и незнакомой местности русская армия двинулась к морю. Первые дни похода проходили благополучно, только на лошадях сказывалось ограничение фуража и отсутствие подножного корма. Затем стали случаться стычки с черкесами. А 15 февраля произошло целое сражение с большим отрядом горцев известного в тех краях "пророка" Шейха Мансура. Еще в 1785 году против него Г. А. Потемкин направлял отряд, с пушками, но неудачно. Пушки были отняты, а весь отряд перебит5.

4. БСЭ. М., 1970, т. 1, с. 572 (1692).

5. История СССР: в 12 т. М., 1967, т. III, с. 648-649.

Бибикову на этот раз повезло. Многочисленное войско генерала отразило нападение горцев, и теперь черкесы стали нападать на его армию только из засад.

С каждым днем продвижение становилось все труднее. Весна наступала на пятки. Разливались горные реки, люди шли по колено в воде, одежда не просыхала. Сказывались никудышная подготовка и организация похода. Не были взяты с собой ни палатки, ни понтоны. Надеясь на быстрый переход к морю, продовольствия и фуража взяли всего лишь на двадцать дней. Сухари были на исходе, солдаты питались сырой кониной, а лошадей стали кормить изрубленными рогожами.

Продвигаясь дальше к югу, часть корпуса напоролась на завал, устроенный турецким заслоном, и попала под перекрестный артиллерийский огонь. После этого случая были попытки со стороны офицеров уговорить командующего, пока не поздно, вернуться обратно. Но несколько удачных операций по разгрому небольших турецких отрядов обнадеживали Бибикова в этом предприятии.

И вот, после сорокадневного испытания непомерными трудностями и лишениями измотанный корпус вышел 24 марта в долину перед Анапой. Разбили лагерь для отдыха, но ночью повалил снег, ударил мороз, и под утро пало около двухсот изнуренных походом лошадей. К тому же с рассветом русский лагерь был подвергнут вражескому нападению сразу с двух сторон. Из крепости его атаковал 15-тысячный отряд турок, а с тыла напали горцы. Бой был жестокий. В нем "особенно отличился поручик Мейнц, врубившийся со своим эскадроном в массу турецкой конницы"6. В результате умелого взаимодействия русской пехоты и кавалерии турки вынуждены были отступить и закрыться в крепости. Такая удача толкнула Бибикова на штурм Анапы. Но неподготовленность атаки, отсутствие штурмовых средств предопределили ее исход. Под стенами крепости погибло около 600 русских солдат. Надежд на взятие Анапы больше не оставалось. К тому же горцы снова предприняли нападение на русские подразделения. "Спасли положение майоры Веревкин и Офросимов. Первый, жертвуя собой, с двумя батальонами пехоты бросился навстречу черкесам и заслонил отступавших товарищей"7.

6. Потто В. Кавказская война. СПб., 1887, т. 1.

7. Там же.

Всего три дня простояли русские под стенами крепости. И чтобы не погубить весь корпус, Бибиков вынужден был направить его в обратный переход.

Погода в этот год стояла очень холодная, войско осталось без продовольствия и почти без лошадей. Командующий намерен был вести его обратно кратчайшим путем через горы. Все понимали, что этот маршрут гибельный. Солдаты взбунтовались и отказались идти. Их поддержали некоторые офицеры, в том числе и отличившийся в сражении под крепостью майор Офросимов, которого за категорические возражения арестовали и приковали к пушке.

В конце концов военный совет принял решение возвращаться прежним путем.

Обратный переход был еще труднее. Голод, холод, частые переправы по горло в ледяной воде, стычки с черкесами, в одной из которых Уральский казачий полк потерял всех лошадей. Тяжелые орудия приходилось тащить самим артиллеристам. И наконец, переправа через Кубань, разлившуюся как море. Все это унесло много солдатских жизней. Из 7600 человек, отправившихся в поход, вернулось менее 50008, из которых еще около тысячи умерло от болезней после возвращения9. Но несмотря на страшные трудности, не было брошено ни одного орудия.

8. Зиссерман А. Л. История 80-го пехотного Кабардинского полка. СПб., 1881, с. 195.

9. Потто В. Кавказская война. СПб., 1887, т. 1.

В мае 1789 года Ф. Ф. Ушаков со своей эскадрой, согласно ордеру Г. А. Потемкина, направился к Синопу, разбомбил его, там же заставил выброситься на берег пять турецких транспортов с продовольствием для армии, захватил восемь судов, освободил невольников, которых турки взяли на продажу в Константинополе, и направился к Анапе.

29 мая, при подходе к крепости, турки встретили его артиллерийским обстрелом. Ушаков понял, что Бибикова там нет. Восемь турецких судов под стенами крепости привлекли его внимание. Но наступившая темнота не дала возможности действовать.

Утром Ушаков обрушил всю мощь своей артиллерии на корабли и крепость. Меткий огонь нанес огромный ущерб туркам, а главное - лишил их заготовленного провианта и снаряжения для высадки десанта в Крыму. Но отсутствие Бибикова не позволило овладеть крепостью10. Лишь через два с лишним года, перед самым заключением Ясского мира, в 1791 году Анапа будет взята войсками генерала И. В. Гудовича11. А теперь Потемкин сетовал на неудачу Бибикова: "Сколько сим возгордятся турки!" и писал Екатерине о нем, как о бездарном, недальновидном начальнике и подлеце. Возмущенная императрица отвечала ему: "Экспедиция Бибикова для меня весьма странна и ни на что не похожа; я думаю, что он с ума сошел, держав людей сорок дней в воде и без хлеба, удивительно, как единый остался жив. Я почитаю, что немного с ним возвратилось; дай знать, сколько пропало - о чем я весьма тужу. Если войска взбунтовались, то сему дивиться нельзя, а более надо дивиться их сорокадневному терпению. Еще дело схоже с Тотлебеном и Сухотиным в прошедшую войну"12. Бибиков был отдан под суд и отстранен от службы.

10. Шторм Г. П. Дети доброй надежды. М., 1962, с. 335-336.

11. БСЭ, М., 1972, т. 7, с. 436 (1296).

12. Военная энциклопедия. Пг., 1914, Анапа.

По ходатайству генерал-фельдмаршала Г. А. Потемкина и по личному указанию императрицы все оставшиеся в живых солдаты - участники этого трагического похода на Анапу, которые, "...невзирая на неизреченные трудности и самый голод, с усердием и терпением беспримерным исполнили долг свой..."13, были награждены серебряными овальными медалями с крупной трехстрочной надписью на оборотной стороне - "ЗА - ВЕРНО - СТЬ", которую императрица сама указала "...проставить на сих медалях..."14. Это была, пожалуй, единственная награда за неудачный поход и проигранные сражения.

13. Бутков П. Г. Материалы для новой истории Кавказа. СПб., т. II, с. 220.

14. Там же.

На лицевой стороне изображен вензель Екатерины II, увенчанный императорской короной. Медаль выдавалась с Андреевской лентой и предназначалась для ношения на груди.

А позже, по заключении Ясского мира, в своем именном рескрипте о награждении медалями "За победу при Мире" императрица еще раз упомянула о верности этих солдат: "...много и различно прославившихся и верностью к Ея Императорскому Величеству и отечеству преодолевших все трудности..."

В ПАМЯТЬ ВЕРЕЛЬСКОГО МИРА. 1790 г.

Весной 1790 года на Балтике снова развернулись морские сражения, которые принесли новые победы и неудачи русскому флоту.

2 мая шведы атаковали на ревельском рейде запертую льдами эскадру П. В. Чичагова, но, потеряв два корабля от сильного огня русских батарей, ретировались за острова Нарген и Вульф. Сам флагман - герцог Зюдерманландский (брат шведского короля) - едва не попал в плен к русским.

В это время на другой стороне Финского залива другая шведская эскадра во главе с самим королем Густавом III атаковала Фридрихсгам. Но защитники крепости оказали такое яростное сопротивление, что шведы вынуждены были отвести свои корабли в открытое море.

Пользуясь моментом, когда Чичагов находился в ревельском ледовом плену, шведский король решился на отчаянный шаг. Он направил свой флот прямо на Петербург, надеясь разгромить кронштадтскую эскадру из старых судов и снова попытаться взять русскую столицу. Но опытный, поседевший на корабельной палубе Круз - герой Чесмы, а ныне вице-адмирал, командующий кронштадтской эскадрой, встретил шведов у Красной Горки и 23 мая в тяжелом бою сумел устоять против сильного флота противника. С вырвавшейся из Ревельской бухты, подоспевшей к нему на выручку эскадрой П. В. Чичагова он загнал шведов в Выборгский залив, который с суши контролировала армия Н. И. Салтыкова, сменившего А. И. Мусина-Пушкина.

Казалось бы, наступил конец войне. Сам шведский король со всем своим флотом почти в 200 судов и армией в 14 тысяч десантных войск находился теперь в этой мышеловке. Екатерина II торжествовала. Она не сомневалась, что хвальбишка-кузен теперь у нее в руках. Но случилось иначе. Спустя месяц, 22 июля, шведы все-таки вырвались из ловушки, потеряв при этом шесть кораблей и четыре фрегата. Во время их прорыва из залива по каким-то необъяснимым причинам Чичагов не предпринял решительных мер и даже не разрешил Крузу преследовать противника. Эта неудача повлекла за собой другую.

После бегства от Выборга шведская флотилия обосновалась у Роченсальма - в шхерах устья Кюмени. Дождавшись подхода Нассау-Зигена и пользуясь неблагоприятными для него условиями, 28 июня, как раз в годовщину прихода к власти Екатерины II, она полностью уничтожила русскую гребную эскадру. Строптивый адмирал чуть сам не погиб в бушующей морской стихии, которая помогла шведам. Это было его первое поражение на службе России. Потрясенный этим, Нассау-Зиген отослал Екатерине II все ее пожалования - ордена, шпагу и отличия. Успокаивая, императрица писала ему: "Одна неудача не мешает истребить из моей памяти, что вы семь раз били моих врагов на юге и на севере"1

1. Военная энциклопедия. Пг., 1914, Нассау-Зиген.

И все-таки война шла к концу. Истощенная Швеция отошла от союза с Турцией, поражения на море и сложная обстановка внутри страны заставили ее 3 августа 1790 года подписать Верельский мирный договор с Россией. Территории обоих государств сохранились в прежних границах.

Конец войны на севере развязал России руки для решительного удара на юге. Через три месяца и восемь дней будет взят турецкий оплот на Дунае - крепость Измаил.

В связи с завершением войны со Швецией всем командующим эскадрами русского флота посыпались царские милости. Офицеры были награждены орденами и очередными чинами, а солдатам армии и нижним чинам флотских экипажей, "принимавших участие в сражениях со шведами в 1788, 1789 и 1790 годах"2, были выданы необычные восьмиугольные серебряные медали, размером 39х27 мм. Получил такую медаль как свою первую награду и гардемарин В. М. Головнин - будущий знаменитый адмирал, побывавший в плену у японцев.

2. Щукина Е. С. Медальерное искусство России в XVIII веке. Л., 1962, с. 86, 88.

На лицевой стороне медали, в овальной рамке, - погрудное, вправо обращенное, изображение императрицы Екатерины II в лавровом венке, под обрезом плеча подпись медальера - "Леберехт"; внизу, под рамкой, лавровая и дубовая ветви, перевязанные лентой. На оборотной стороне, в лавровом венке, помещена надпись в три строки:

"ЗА СЛУЖ - БУ И ХРАБРОСТЬ", а под обрезом - "МИРЪ СЪ ШВЕЦ. - ЗАКЛ. 3 АВГ. - 1790 г.".

В именном указе императрицы от 8 сентября о награждении этой медалью говорится следующее: "...Похваляя весьма храбрые деяния и неутомимые труды сухопутных Гвардий, полевых и морских войск Российских, столь много и различно паки прославившихся и вероятностию к Ея Императорскому Величеству и к отечеству преодолевших все трудности, Ея Императорское Величество в память той их службы повелевает на все войска, кои противу неприятеля в деле были, раздать на каждого человека по медали на красной ленте с черными полосами"3.

3. ПСЗ, т. XXIII, № 16904.

Эта Владимирская лента (с двумя черными полосами по краям и красной в середине) выдавалась впервые с медалью в связи с учреждением 22 сентября 1782 года ордена Святого Равноапостольского князя Владимира.

Штемпели для изготовления медалей выполнялись Карлом Леберехтом - уроженцем Саксонии, приехавшим в Россию в 24-летнем возрасте. Впоследствии он получил звание академика, дослужился до чина статского советника4.

4. Щукина Е. С. Медальерное искусство России в XVIII веке. Л., 1962, с. 120, 121.

Окончание войны со Швецией было отмечено также памятной медалью (диаметром 62 мм) работы Тимофея Иванова. На аверсе ее изображен портрет Екатерины II, развернутый вправо, в короне, лавровом венке, мантии, с лентой Андрея Первозванного через плечо. На реверсе - лавровая ветвь в венке из лавровых листьев; вверху - дуговая надпись: "Соседственный и вечный"; внизу, под обрезом - "Миръ съ Швециею заключенъ 3 августа 1790 года"5.

5. Там же, с. 117, 118.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨
версия страницы для мобильных устройств

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org