КУЗНЕЦОВ А.А., ЧЕПУРНОВ Н.И.
НАГРАДНАЯ МЕДАЛЬ (1701-1917), 1992


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА

Листание страниц: CTRL + ← или CTRL + →

ПОИСК ПО САЙТУ:

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

"ЗА ПРИВИВАНИЕ ОСПЫ". 1768 г.

Страшная зараза - оспа, перекочевала в Россию из Европы. Сначала она свирепствовала в центральных районах страны, но постепенно проникла дальше - на восток, угрожая существованию народностей Сибири. Эпидемия стала грозить русскому государству всеобщей трагедией.

В 1610 году оспа опустошала целые районы Нарымского ведомства, в 1631 - косила остяков и самоедов по Енисею, в 1651 году этой беде подверглись якуты на Лене. В некоторых районах выживала только четверть населения и те с паническим страхом убегали из селений и скрывались в глухой тайге. С 1691 до 1693 года болезнь безжалостно уничтожала чукотские стойбища, а "...приколымских чукчей почти не осталось"1.

1. Вдовин И. С. Очерки истории и этнографии чукчей. М.-Л., 1965, с. 105.

В Калмыцких степях оспа кочевала от одного улуса к другому, а потом вдруг неожиданно охватывала все разом. Ужас сковывал суеверных степных людей, когда они обнаруживали признаки оспы у своих близких. Обезумевшие от страха мужчины бросали кибитки с семьями на произвол судьбы, а сами со своим скотом уходили далеко в степи. Никакие родственные чувства не могли удержать их перед страхом страшной заразы.

С нашествием оспы население Сибири резко сократилось, а некоторые небольшие народности вымерли целиком. Правительство стало понимать, что в первую очередь нужны какие-то профилактические меры для борьбы с этой эпидемией.

В 1640 году вышло первое правительственное распоряжение о строжайших правилах по обращению с павшими животными: "...А которыя люди того Государева указа не послушают... и со всякия падежныя животины учнут кожи снимать, или которыя падежных лошадей... в землю копать не учнут... тех людей, по Государеву указу, велено бить кнутом без всякия пощады"2.

2. Губерт В. О. Оспа и оспопрививание. СПб., 1896, с. 192.

В Москве и Петербурге стало развиваться "...дело медицинской полиции", усилился санитарный надзор и был обнародован очередной указ: "...Где у кого учинится во дворе болезнь с язвами... всем о том велено извещать Государю... чтоб их государство здоровое сберечь и беды на Московское Государство не повесить..."3.

3. Там же, с. 193.

А в 1727 году в Петербурге в связи с эпидемией оспы последовало строгое распоряжение о прекращении доступа населения на Васильевский остров, где находилась в то время резиденция четырнадцатилетнего царя Петра Второго. Но строгие запреты были напрасны. Ближайший фаворит - князь С. Г. Голицын принес заразу к царю от двух своих больных дочек и "...Понеже по воле Всемогущего Бога, Державнейший Великий Государь, Петр Вторый Император и Самодержец Всероссийский, болезнуя оспою Генваря 7 дня от времяннаго в вечное блаженство того ж Генваря 18 числа в 1-м часу по полуночи отыде..."4, так извещалось в объявлении Верховного Тайного Совета от 4 февраля 1730 года о смерти Петра Второго.

4. Там же, с. 195.

В память о его кончине была выбита серебряная медаль диаметром 45 мм с изображением на лицевой стороне профильного портрета усопшего, а на оборотной - семи кипарисов, все надписи на латинском языке5.

5. Там же, с. 194.

Ровно через одиннадцать лет, в царствование дочери Петра I Елизаветы, в 1741 году в Петербурге снова вспыхнула эпидемия оспы. Печальная участь племянника побудила императрицу оградить себя от повторения этой ужасной напасти. Она издала указ "О воспрещении проезда ко дворцу лицам, у которых в домах окажется оспа..."6 Елизавета понимала, что обычные меры ограничения не дают гарантии от дальнейшего распространения заразы. Изоляция больных - более надежное средство. Но все-таки меры не принимались. И, более того, даже на предложение известного греческого врача Дмитрия Монолаки приехать в Петербург и лично ей, Елизавете, сделать "инокуляцию" оспы, она ответила отказом из-за нерешительности своего характера.

6. Сб. РИО, т. XI, № 8512.

И только с приходом к власти императрицы Екатерины II последовал 19 декабря 1762 года указ "Об учреждении особых домов... для одержимых прилипчивыми болезнями и об определении для сего докторов и лекарей..."7. Дома эти должны были находиться, как правило, за пределами города. Так появился первый "Оспяный дом" при Московском воспитательном заведении. Затем в 1763 году такой же учредят в Сибири - в Тобольске, лекарства для которого "...разрешено было брать из казенной аптеки"8. Наряду с этим, согласно последним указам, было запрещено больным или имеющим больных в доме посещать церкви, приглашать знакомых на похороны, вносить покойника в кладбищенскую церковь, а кладбищенские священники вообще изолировались от остальной иерархии священнослужителей. Но этого было недостаточно для борьбы с эпидемиями оспы. Нужны были более решительные меры.

7. Там же, т. XIII, № 11728.

8. Губерт В. О. Оспа и оспопрививание. СПб., 1896, с. 189.

На заседании Комиссии по Уложению 11 декабря 1767 года депутат доктор Аш указывал на успехи Западной Европы, особенно Англии, в борьбе с этой заразой. Убеждая в благополучных исходах "инокуляции", он приводил наглядные примеры успешного привития оспы в прибалтийских районах Российской империи: "...Здесь (на заседании комиссии) находятся светлейшая принцесса Гольштейн-Бек и сиятельная графиня Чернышева, из коих первой в Ревеле, а другой в Лондоне прививали оспу с совершенною удачею, о чем оне ныне и не сожалеют..."9 Он уверял, "...что вернейшим средством для предохранения русского населения от оспенных эпидемий следует признать искусственное заражение этою болезнью"10.

9. Исторический очерк до конца XIX столетия. СПб, 1896, т. 1, с. 232.

10. Там же.

Но как убедить простой народ России? Ведь ходили невероятные слухи о том, что "...у многих англичан, коим учинено оспенное привитие, выросли коровьи рога"11. Как реально решить проблему внедрения оспопрививания в низшие слои населения периферии, если столичное высшее общество считало это шарлатанством? Императрица понимала, что нужен убедительный, наглядный пример для всех. И тогда она решила показательно привить оспу себе и своему наследнику - сыну Павлу. Вот что она писала королю Фридриху II, который тоже был противником этой процедуры: "С детства меня приучали к ужасу перед оспою, в возрасте более зрелом мне стоило больших усилий уменьшить этот ужас, в каждом ничтожном болезненном припадке я уже видела оспу... Я была так поражена гнусностью подобного положения, что считала слабостию не выйти из него. Мне советовали привить оспу сыну. Я отвечала, что было бы позорно не начать с самой себя, и как вести оспопрививание, не подавши примера? Я стала изучать предмет, решившись избрать сторону, наименее опасную - оставаться всю жизнь в действительной опасности с тысячами людей или предпочесть меньшую опасность очень непродолжительную и спасти множество народа? Я думала, что избирая последнее, я избрала самое верное"12.

11. Петров М. Т. Румянцев-Задунайский. Саранск, 1985, кн. II, с. 17.

12. Сб. РИО, т. XI, с. 295.

⇦ Ctrl предыдущая страница / страница 22 из 120 / следующая страница Ctrl ⇨
мобильная версия страницы 



cartalana.orgⒸ 2008-2018 контакт: koshka@cartalana.org