КУЗНЕЦОВ А.А., ЧЕПУРНОВ Н.И. "НАГРАДНАЯ МЕДАЛЬ (1701-1917)", 1992

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ



ПРЕДИСЛОВИЕ

Эта книга - первая из двух, посвященных истории отечественных наградных медалей. Она охватывает период XVIII - начала XX века.

Слово "медаль" произошло от латинского "metallum", что означает металлический знак для награды. А термин "фалеристика" (вспомогательная дисциплина, изучающая наградные знаки) происходит от латинского слова "phalara" - большая медаль или бляха с каким-либо изображением на ней. Нечто подобное носили на груди как символ личного достоинства и отваги римские легионеры.

Все медали условно можно разделить на две части: на медали настольные, выполненные в память знаменательных событий в жизни страны, отдельного человека, и медали наградные, которые носились на груди с лентой определенного цвета. Нас интересуют последние.

О всех, без исключения, российских медалях рассказать в одной книге невозможно, настолько их много. Ведь только на Петербургском монетном дворе было отчеканено (согласно списку, составленному в 1908 году горным инженером В. П. Смирновым) более тысячи названий. Но и этот перечень далеко не полон, поскольку не все штемпели, с которых чеканились медали, сохранились. Так, от петровских времен до нас дошло всего лишь два. При этом надо иметь в виду, что русские медали могли чеканить и в других местах. Словом, мы предлагаем читателю знакомство с историей наиболее интересных наградных медалей России. Причем из-за недостаточного объема книги вынуждены ограничиться в основном военными наградами, опустив такие важные медали, как "За труды по освобождению крестьян", "За труды по первой переписи населения", "За усердие" и т.д.

Первоначально наградные медали носились на ленте, продетой в петлицу, позже на груди, левее орденов и наградных крестов, и не по значимости, как ордена, а в порядке пожалования (кроме Георгиевских). Наградные медали бывали и шейными.

В XVIII веке и в начале XIX они носились только на орденских лентах - на голубой Андреевской, на красной Александровской, на оранжево-черной Георгиевской, на красно-черной Владимирской и на красной с золотистой каймой Анненской. Позже появились ленты для медалей, составленные из двух орденских. Скажем, на Георгиевско-Александровской ленте носилась медаль "За покорение Западного Кавказа", а медаль "В память русско-японской войны 1904-1905 гг." - на Александровско-Георгиевской. Первой русской наградной медалью на комбинированной ленте стала медаль "За взятие Парижа 19 марта 1814 года". Ей была присвоена Андреевско-Георгиевская лента.

В некоторых случаях одна и та же медаль могла иметь разные ленты. Например, серебряная медаль "В память отечественной войны 1812 года" участникам сражений давалась на Андреевской ленте; дворянам, внесшим свой вклад в победу крупными пожертвованиями, - на Владимировской ленте, а купцам за то же - на Анненской. В других случаях лента была одна, а медали чеканили из разных металлов. Так, медаль "В память русско-турецкой войны 1877-1878 гг." носилась на Андреевско-Георгиевской ленте, но непосредственным участникам боев, скажем за Шипку, давались в награду серебряные медали, строевым участникам войны - светло-бронзовые, а нестроевым - темно-бронзовые.

Персональные шейные золотые и серебряные медали жаловались, как и ордена, от имени государя, например по такому рескрипту: "Декабрь 17. Его Императорское Величество по всеподданнейшему представлению г. Министра Финансов, 5-й день Декабря, Всемилостливейше пожаловать изволили Тифлисскому Гражданину Эривандову золотую медаль с надписью "За усердие" для ношения на шее на Владимирской ленте, за труды, оказанные им при исполнении возложенного на него особого торгового поручения"1.

1. Петербургские ведомости, 1841, 28 января.

В конце XIX века для таких медалей устанавливался твердый порядок пожалования. "Награждение медалями испрашивается в следующей постепенности: наградные серебряные на Станиславской ленте, на Анненской ленте, на Владимирской ленте, на Александровской ленте; шейные золотые на Станиславской ленте, на Анненской ленте, на Владимирской ленте, на Александровской ленте и на Андреевской ленте"2.

2. Собр. указ., 730, доп., прав., ст. 31, июль, 9, 1892.

С пожалованных любыми медалями, как и с награжденных орденами, в конце прошлого века брали взнос в пользу увечных воинов. Самый большой взнос полагалось внести награжденному медалью, украшенной бриллиантами (были и такие), - 150 рублей. Плата за низшие медали исчислялась несколькими рублями. Не вносили единовременного взноса только награжденные медалями на Георгиевских лентах, например медалью "За храбрость", и получавшие награды за беспорочную службу в полиции и в тюремной страже.

Большинство русских наградных медалей учреждались для награждения участников той или иной военной кампании, похода или сражения. По давней традиции медалями награждались как офицеры, так и нижние чины - унтер-офицеры, солдаты и матросы. Медаль "В память отечественной войны 1812 года" носил на груди и генерал-фельдмаршал и солдат. II тут надо отметить, что впервые массовые награждения рядовых воинов стали проводиться именно в России, и лишь без малого через сто лет - в других странах Европы.

Однако при всем при этом в Своде учреждения государственных наград было записано: "Крестьяне и другие лица бывшего податного сословия, собственно по делам, относящимся до крестьян, представляются к пожалованию медалями только в случае особенных заслуг"3.

3. Свод учрежд. гос., т. 1, ч. II, ст. 756, СПб, 1882.

Наградная система Российской империи носила ярко выраженный классовый характер. В Законе о Российских орденах - "Учреждение орденов и других знаков отличия" - говорилось, что орденские награды могут быть пожалованы только:

"1. Всем духовным, военным, гражданским и придворным чинам.

2. Чужестранным государям и владетельных князей фамилиям.

3. Служащим по выборам дворянам, имеющим и не имеющим чинов, равно и не служащим бесчиновным, если они окажут отличные заслуги.

4. Частным лицам из иностранных, когда, оказав на деле усердие и доброхотство к Государству Российскому, тем самым обратят они на себя внимание и признательность Главы онаго.

5. Купцам и лицам других званий, которые особенными заслугами соделаются достойными сей награды... Мещанам и лицам сельского состояния ордена не испрашиваются"4.

4. Учреждение орденов и других знаков отличая. СПб, 1892, с. 17.

Таким образом, крестьяне, как и любые другие люди из простонародья, в царской России орденами не награждались. Это была привилегия дворянства, чиновничества, офицерства. Нижние чины армии и флота отмечались только медалями и солдатскими знаками отличия. Эти приобретенные потом и кровью, мужеством и отвагой награды не назовешь иначе, как знаками личной доблести и отечественной славы. О них и наш рассказ.

В последние годы заметно повысился интерес не только к фалеристике, но и к таким вспомогательным историческим дисциплинам, как нумизматика, геральдика, генеалогия. Современный читатель становится все более искушенным в вопросах истории. Его уже не удовлетворяют художественные произведения в литературе, театре, кино, где даются описания прошлого вообще, без подробностей быта, костюма, орденов и других наградных знаков. А те же ордена и медали служат деталью, которая довольно точно определяет эпоху, время действия, расстановку сил в обществе.

Российские ордена представляют собой прекрасную и полезную иллюстрацию к отечественной истории. Но как ни красивы они, какими бы тончайшими произведениями русского ювелирного искусства не были, в каком-то смысле, они безлики. Знаки российских орденов не имели номеров, а стало быть датировать их, привязывать к определенным историческим событиям под силу лишь специалистам. Иное дело наградные медали. Одни из них имели номера, например Георгиевские, по которым можно восстановить имена награжденных, другие учреждались для участников определенных кампаний или сражений.

Уже в трудах М. В. Ломоносова познавательное значение "медалистической истории" нашей Родины получило высокую оценку. Коллекция наградных медалей, выложенная в хронологическом порядке, воссоздает важнейшие эпизоды военной истории нашего Отечества за два столетия: Полтава и Гангут, Кагул и Очаков, турецкие войны и войны со Швецией, Отечественная война 1812 года, героическая оборона Севастополя и освобождение болгар от турецкого ига...

В музее Бородинского поля хранится шашка казачьего рода Маркевичей. Она принадлежала потомственным военным во многих поколениях этого рода. На ее ножнах укреплены наградные медали за те кампании, в которых участвовали ее владельцы. Медалей насчитывается двадцать пять. Первая из них - "В память отечественной войны 1812 года", а последняя - "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.".

Несколько слов о технике изготовления медалей, ибо "медальер должен знать, как делается все необходимое для производства отбиваемых из металла медалей". Эти слова принадлежат выдающемуся русскому художнику-медальеру XIX века Ф. П. Толстому.

Сначала, естественно, определяется содержание изображения (в зависимости от предназначения медали), продумывается его композиция и делается рисунок. Лицевая сторона медали - аверс - содержит главное изображение, оборотная же сторона - реверс - менее важна. Часто на ней давалась только надпись или проставлялся номер. Иногда реверс просто оставался чистым. По рисунку художник-медальер лепит из воска модель. Прежде чем сделать штемпель медали, изготовляется так называемый маточник, точно соответствующий модели. И уже с него изготовляют штемпели (раньше вручную, а теперь машинным способом), которыми и чеканят медали. Металлический кружок - заготовку - закладывают между двумя штемпелями и сжимают под большим давлением. Когда-то, при ручной чеканке, вместо этого по штемпелю ударяли молотом.

В различные времена в России было довольно много монетных дворов, но чеканили они, главным образом, деньги и только в редких исключениях - медали. В XIV-XV веках свои монетные дворы существовали в Новгороде, Пскове, Рязани, Твери, Кашине, Можайске, Переяславле-Рязанском, Суздале, Городце. Многие из них дожили до XVII века, когда царь Алексей Михайлович уничтожил большинство из перечисленных монетных дворов, в том числе в Новгороде и Пскове, сделав Москву единственным местом чеканки монет.

Петр I устроил монетный двор в Петропавловской крепости Санкт-Петербурга, а после него возникли и до начала XIX века работали монетные дворы в Екатеринбурге (1725 г.), Колывани (1763 г.), Аннинске-Перском (1788 г.), Полоцке, Херсоне и Архангельске (1796 г.). Монеты чеканились и в других городах, русские деньги выбивали в Крыму, Грузии, Варшаве и даже в Пруссии при завоевании ее в 1758 году, но наградные медали - в основном на Петербургском и Московском монетных дворах. То же было с наградными крестами и другими знаками отличия.

Книга познакомит читателя не только с историей наградных медалей России, но и расскажет о наградных крестах типа Очаковского или Измаильского и таких, как "За службу на Кавказе. 1864" или "Порт-Артур". И, конечно, о знаках отличия орденов св. Георгия и св. Анны. Эти солдатские награды были основными знаками славы для российского воинства.

Хочется надеяться, что знание истории наградных знаков России позволит лучше понять ее прошлое, ближе познакомиться с традициями российской армии и флота и социальным устройством нашего Отечества в прошедшие века.

Вторая книга будет посвящена наградным медалям СССР. Расскажет она и о некогда запретном - наградах Белого движения. Ведь это тоже частица нашей истории.

ЧАСТЬ. 1 РОССИЙСКИЕ НАГРАДНЫЕ МЕДАЛИ XVIII ВЕКА

НАГРАДНЫЕ МОНЕТЫ ПЕТРА I. 1701 г.

Указом 1700 года Петр I вводит новую денежную систему1.

1. Спасский И. Г. Русская монетная система. Л., 1970, с. 144.

Очень быстро монетное и медальное дело достигает в России высокого художественного и технического уровня. В своих заграничных поездках Петр I с интересом изучает технику изготовления медалей, в Лондоне с медальерным производством его знакомит Исаак Ньютон. Нередко Петр и сам занимается "сочинением" медалей, учась этому у иностранных мастеров, которых он и приглашает на русскую службу с тем, чтобы они не только готовили для него наградные медали, но и обучали своему ремеслу русских мастеров. Реформа денежной системы, военные преобразования стали заметной частью всеобщих изменений, произошедших в России в первой четверти XVIII века.

В 1701 году, когда на новом Московском военно-морском монетном дворе в Кадашевской слободе начала чеканиться первая петровская полтина2, соответствовавшая международному курсу, серебряные золоченые копейки, как награды, уступили свое место этим прототипам русских солдатских медалей. Вес полтины равнялся весу пятидесяти вышеуказанных копеек и западноевропейскому полуталеровику.

2. Там же, с. 114.

Вот этими полтинами молодой царь Петр и награждал за военные действия своих солдат до 1704 года - до появления петровского рубля3. (Существовал в 1654 году недолгое время первый российский рубль царя Алексея Михайловича.) И уже при взятии Дерпта в 1704 году, как сообщает И. И. Голиков, солдаты получили "по серебряному рублю"4, штемпели для чеканки которого резал Федор Алексеев5.

3. Труды Гос. Эрмитажа. Л., 1961, т. IV, с. 130-132.

4. Там же.

5. Щукина Е. С. Медальерное искусство России в XVIII веке. Л., 1962, с. 14.

На лицевой стороне рубля очень моложавое изображение Петра I, "почти юноши", несмотря на то, что в это время ему было уже тридцать лет. Царь одет в доспехи, украшенные арабесками, он без традиционного венка и короны, с пышной шевелюрой вьющихся волос. На полтине - в лавровом венке, но тоже без короны и в плаще поверх доспехов.

На оборотных сторонах обеих монет изображен Российский герб - двуглавый орел, увенчанный государственными коронами - вокруг него указаны достоинство монеты и славянскими цифрами год ее чекана.

Наградные полтины и рубли Петра ничем не отличаются от обычных его ходовых монет этого же достоинства. Пробитая в них дырочка или напай, оставшийся после ушка, не могут служить достоверным доказательством их предназначения как наград. Дырочка и паяные ушки на них могли предназначаться и для подвешивания их в качестве украшения народами Поволжья и Приуралья. У чувашей и марийцев, как правило, в монетах пробивались дырочки, а у татарских и башкирских народов на них напаивалось ушко. Позолота на таких монетах тоже ничего не говорит о награде, так как нередко для "мониста" наводилась позолота частными деревенскими кустарями.

Чтобы предупредить соблазн при необходимости пустить такую награду солдатами в обращение и чтобы как-то можно было отличить ее от обычных полтин и рублевиков, Петр лично указывает на монетный двор: "...и велите у всех (медалей) сделать на одной стороне баталию..."6. Но традиция оставалась прежней до самых екатерининских времен. Новые "патреты" чеканились как обычные монеты: без ушка для подвески на одежду. Награжденным нужно было самим пробивать отверстие или припаивать ушко из проволоки.

6. Двиняников С. Подробное описание редких монет. Казань, 1913, с. 58-59.

Впоследствии на медали, посвященные морским баталиям - "За победу при Гангуте", "За взятие четырех шведских кораблей", "За Гренгамское сражение", ушки напаивались на монетном дворе, "закрывая отдельные буквы надписи"7.

7. Труды Гос. Эрмитажа. Л., 1961, т. IV, с. 132.

Так появились первые настоящие медали для солдат, сражавшихся под Лесной и Полтавой. Но награждение петровскими рублями продолжалось даже после Полтавской битвы.

Они выдавались по-прежнему, но за те успехи, которые не были отмечены чеканкой специальных наград.

Традиция награждения рублями сохранилась до конца XVIII века. Сам А. В. Суворов часто награждал своих "чудо-богатырей" екатерининскими рублевиками и полтинами, которые затем передавались из поколения в поколение (от отца к сыну, от деда к внуку) и хранились в почетном месте - под иконами.

"НАРВСКАЯ КОНФУЗИЯ"

Испокон веков Ижорская земля с прилегающими берегами Финского залива была землей русской. Еще Александр Невский бивал в 1240 году шведов и немцев за вторжение в эти российские земли. Но в 1617 году, ослабленная войной с Польшей, Россия вынуждена была уступить шведам свои древние прибрежные крепости: Копорье, Иван-город, Орешек, Ям. Русь оказалась отрезанной от европейского мира. Девяносто лет эти земли изнывали под пятой шведов.

И вот наступил новый век - XVIII, век неуемной деятельности молодого русского царя Петра. Он стремится во что бы то ни стало пробить дорогу к Балтийскому морю, вернуть исконно русские земли России, построить флот и наладить тесные связи с более развитыми западными странами.

19 августа 1700 года Петр объявил войну Швеции, стянул свои силы к Балтике и осадил крепость Нарву. Армия у Петра была молодая, только что сформированная, не имевшая опыта боев. Большую часть ее составляли солдаты, призванные в строй перед самым выступлением в поход. Пушки - устаревшие, тяжелые, станки и колеса разваливались под их весом; из некоторых "только камнем можно было стрелять". Шведская же армия представляла собой в то время опытнейшую армию Европы, технически оснащенное профессиональное войско, с прошедшим пол-Европы обстрелянным офицерством.

Исход сражения с войсками Карла XII был предопределен. 34-тысячная армия Петра была разбита шведскими полками, численностью в 12 тысяч. Еще в начале сражения командование русских полков, состоявшее из иностранцев, и сам командующий перешли к шведам. Только гвардейцы Преображенского и Семеновского полков сумели остановить шведов и дали возможность отступить оставшимся войскам. "Петр высоко оценил мужество... учредив для офицерского состава этих полков специальный медный знак с надписью: "1700. ноябрь 19N0)". "Знак офицеры носили в течение всего существования этих полков, как напоминание о боевых делах..."1. Нарва была первым серьезным поражением Петра.

1. Прочко И. С. История развития артиллерии. М., 1945, т. 1, с. 80.

По указанию Карла XII в Швеции отчеканили по этому случаю сатирическую медаль, высмеивающую русского царя. "Где на одной стороне ее был изображен Петр у пушек, обстреливавших Нарву, и надпись: "Бе же Петр стоя и греяся".

На другой - бегство русских во главе с Петром от Нарвы: шапка валится с головы, шпага брошена, царь плачет и утирает слезы платком. Надпись гласила: "Изшед вон, плакася горько"2. Но Петр принял поражение как урок, преподнесенный историей. "Шведы бьют нас. Погодите, они научат нас бить их", - сказал он сразу же после "нарвского невезения"3. "Полки в конфузии пошли в свои границы, велено их пересмотреть и исправить..." Петр "с бешеной" энергией берется за перестройку и укрепление армии...

2. Осысин Г. И., Марачев Н. Н. Изучение боевого прошлого нашей Родины. М., 1971, с. 71.

3. Журнал, или Поденная записка императора Петра Великого. М., 1770, ч. 1, с. 24.

ЭРЕСТФЕР. 1701 г.

Сразу же после "нарвской конфузии" Петр переходит к "малой войне". В коротких стычках подрывалась в основном продовольственная база шведов. Тем временем Петр льет новые пушки, укомплектовывает полки, обучает солдат военному искусству и поднимает их боевой дух.

Реорганизация армии позволила в дальнейшем перейти от мелких стычек с противником к более широким военным действиям. В сентябре 1701 года русские выбивают шведов из Ряпиной мызы. В этой операции участвовало целое соединение отрядов. По своему значению это была небольшая, но первая победа. Вслед за ней последовал более значительный успех у селения Эрестфер, в пятидесяти верстах от Дерпта.

Разведка Б. П. Шереметева сработала точно. Стало известно, что противник собирается неожиданно атаковать места расположения русских войск. В канун нового 1702 года, в мороз, утопая в снегах, 17-тысячный отряд Бориса Шереметева после пятичасового боя под Эрестфером разбил 7-тысячный отряд Шлиппенбаха. Сам командующий успел скрыться в Дерптской крепости. Вот как описывает А. С. Пушкин в своей "Истории Петра" результат сражения: "3000 неприятеля легло на месте. Весь обоз и артиллерия были взяты в плен, взято 14 штаб- и обер-офицеров, унтер-офицеров и рядовых 356.."1

1. Пушкин А. С. Собр. соч., М., 1981, т. IV, с. 72.

Это была первая крупная победа возрожденной, организованной армии. "Слава богу! - воскликнул Петр, получив донесение о победе, - наконец мы дошли до того, что шведов побеждать можем... Правда, пока сражаясь два против одного, но скоро начнем побеждать и равным числом"2.

2. Соколов А. Меншиков. М., 1965, с. 147-148.

За это сражение Б. П. Шереметев получил высший чин армии - генерал-фельдмаршала, и А. Д. Меншиков по поручению Петра привез ему высший российский орден Андрея Первозванного3. Офицеры же получили золотые медали4, а солдаты - первые серебряные полтины 1701 года5.

3. Павленко Н. И. Александр Данилович Меншиков. М., 1981, с. 23.

4. Епифанов П. П. Россия в Северной войне // Вопросы истории, 1971, № 6, с. 127.

5. Спасский И. Г. Русская монетная система. Л., 1970, с. 146.

По словам И. А. Желябовского, за Эрестферское сражение 28 декабря 1701 года в начале 1702 года к Б. П. Шереметеву были посланы с милостивым словом золотые, причем драгунам и солдатам дано по рублю.

Но рублевых монет до 1704 года не существовало. Здесь произошла какая-то ошибка. Скорее всего сам Желябовский перепутал полтины с рублевыми монетами, когда писал об этом награждении много лет спустя.

ЗА ВЗЯТИЕ ШЛИССЕЛЬБУРГА. 1702 г.

После взятия Эрестферской мызы, весной этого же 1702 года, Петр едет в Архангельск, строит с помощью опытных поморских мастеров два фрегата "Курьер" и "Святой дух" и за 170 верст по суше перетаскивает их волоком сквозь леса, через болота к Нотебургу - бывшему новгородскому Орешку, расположенному на острове Ладожского озера у истока реки Невы.

Вот как рассказывает предание об этой лихой године в начале XVII века: "...высокие-превысокие каменные стены. За ними русские ратники. Вокруг шведские воины, или, как их часто называют, "свеи". Они на воде, в ладьях, на берегу с пищалями и мечами. Множество неисчислимое. Вот герольд, в приметном алом плаще, переправился через реку к крепости, подошел к стене, прокричал, что славный и могучий король шведский требует сдачи крепости. Орешек молчит.

Тогда ладья, взяв парусами ветер, черной тучей надвинулась на остров. На берегу пушки вместе с ядрами выбросили пламя. Вздрогнула земля. Волны пошли по воде.

День за днем, неделю за неделей русские защищали Орешек. Отстреливались. Опрокидывали осадные лестницы. Забрасывали штурмующих камнями, обливали горячей смолой. Выпустили на врага рои пчел.

Пришла пора, когда, по расчету шведов, у осажденных не должно было оставаться ни ядер, ни пороха, ни хлеба. Орешек все держался. Дружинники дрались мечами, дубинами, кулаками.

Но крепость уже горела. Пламя поднималось выше стен. В такой тяжкий час вдруг заскрипели на пудовых петлях окованные железом двери. Медленно стал спускаться подъемный мост через ров у воротной башни.

Бой прекратился. Шведы кинулись к мосту, но тут же остановились в изумлении.

Из ворот крепости вышли двое в окровавленных рубахах. Они шли, положив руки на плечи друг другу. Когда один обессиленно падал на колени, его поднимал товарищ. Они не хотели, чтобы враг видел их, хотя и полумертвых, на коленях. Только эти двое остались в живых из всей русской дружины, и они вдвоем держали крепость в последние дни.

Осаждающие молча расступились перед героями. Шведские солдаты сняли перед ними шлемы. Офицеры обнаженными клинками салютовали мужеству противника.

Так сдался Орешек.

Случилось это давно..."1

1. Вересов А. Нарвская легенда. Л., 1968, с. 11-12.

Теперь предстояло этот Орешек во что бы то ни стало вернуть. Крепость неприступная, по середине Невы, подойти вплотную к ней нельзя, так как она расположена в двухстах метрах от берегов. На высоких каменных стенах 142 орудия поджидают петровских "охотников". Полковник Густав Шлиппенбах - брат Шлиппенбаха, разбитого в долине Эрестфера, был старым опытным воином. Он задолго приготовил крепость к обороне. Гарнизон расставил гак, что каждый вершок стены был под защитным огнем.

Все произошло неожиданно быстро. Часть войск на подходе Петр перебросил на противоположный берег реки, осадный корпус развернулся к крепости, и установленные орудия русских уже били с обоих берегов.

Утром 1 октября Шереметев отправил шведам требование о сдаче, но комендант начал вести уклончивые переговоры, чтобы оттянуть время до прихода подкрепления. Петр решил действовать и дал указание артиллеристам: "...ему на сей комплимент пушечною стрельбою и бомбами со всех наших батарей разом..." С этой минуты орудия били по крепости, не умолкая "до дня штурма 11 октября".

Барабан известил, что шведы хотят говорить. К Петру из крепости прибыл офицер с письмом, в котором жена коменданта умоляла выпустить жен господ офицеров из крепости "...от огня и дыму... в котором обретаются высокородные..." На это Петр ответил, что он не против, только пусть они забирают с собой и своих "любезных супружников".

Путь в крепость по-прежнему оставался только через укрепленные высокие стены. Петр решился на штурм. И вот по сигналу множество лодок с десантными отрядами сразу со всех сторон (с озера и с обоих берегов) под прикрытием орудийного огня устремились к крепости.

Штурм был тяжелым. Силы Петра подходили к пределу. Мнилась опять "нарвская конфузия". В который раз сбрасывают шведы "московитов" со стен. Снова и снова сам М. М. Голицын ведет солдат на приступ - волнами, непрестанно, чередуя штурмы с отступлениями, чтобы снова с большей силой ударить по крепости. На головы штурмующих льется кипяток, расплавленная смола и свинец. Непрерывность атак, упорство и презрение к смерти русских воинов принесли Петру победу.

Нотебург был взят 12 октября 1702 года. Не выдержали штурма его каменные, двухсаженной толщины высокие стены, не сдержали боевого натиска петровских солдат и десять его башен.

Сам Шлиппенбах вручил М. М. Голицыну ключи от крепости. Но ключи были ни к чему. Ворота крепости оказались забитыми намертво и пришлось их вышибать вместе с замками.

Петр садится за бумаги. В "Поденном юрнале" он пишет: "Неприятель от нашей мушкетной, так же пушечной стрельбы в те 13 часов столь утомителен, и видя последнюю отвагу, тот час ударил шамад (сигнал к сдаче) и принужден был к договору склониться".

А польскому королю Августу - "Любезный Государь, брат, друг и сосед... Самая знатная крепость Нотебург, по жестоком приступе, от нас овладена есть со множественною артиллерию и воинскими припасы...
Петр".

И главному надзирателю артиллерии - Виниусу: "Правда, что зело жесток сей орех был, однокож, слава богу, счастливо разгрызен. Артиллерия наша зело чудесно дело свое исправила..."

Нотебург был Петром переименован и отныне он велел звать эту крепость "Шлиссельбург", что в переводе со шведского - "Ключ-город". Крепость действительно являлась в то время "ключом" к Балтийскому морю - "отверзе", заключенное замком сим море Балтийское, отверзе благополучия российского и побед начало"2. Это было началом конца пребывания шведов на невской земле.

2. Русская старопечатная литература. XVI - первая четверть XVIII вв. М., 1979, с. 90.

В честь такой знаменательной победы Петр велел отчеканить золотые и серебряные медали с историческим напоминанием - "Был у неприятеля. 90 летъ".

На лицевой стороне мастер изобразил царя молодым, в доспехах, с лавровым венком на голове. По обеим сторонам его портрета надписи: "ЦРЬ ПЕТРЪ АЛЕКСИЕВИЧ" и справа титул - "РОСИ ПОВЕЛИТЕЛ". На обороте изображена крепость посреди реки, на переднем плане, на береговом мысе, далеко выдающемся в Неву, - петровская осадная батарея, ведущая стрельбу по крепости (видны траектории полета ядер). Слева, в перспективе реки - лесистый берег, и по всей реке, вокруг крепости - множество штурмовых лодок. Поверху медали надпись: "БЫЛ У НЕПРИЯТЕЛЯ. 90 ЛЕТЪ"; под обрезом - "ВЗЯТЬ 1702 ОКТ. 21". Цифры числа перепутаны местами при изготовлении штемпелей, вместо "12" проставлено "21".

Вот такими медалями были награждены все нижние чины, участвовавшие во взятии Шлиссельбурга. Документы о награждении утрачены, но благодаря выпискам А. С. Пушкина, получившего "позволение" на доступ к Государственным архивам для подготовки материалов к своим произведениям, установлено, что за взятие Шлиссельбурга "Офицерам даны золотые медали, капитанам даны по 300, поручикам 200, прапорщикам 100, сержантам 70, капралам по 30; старые солдаты пожалованы капралами, а молодым дано жалованье против старых. Всем серебряные медали"3. Но не только были одни награждения. Петр беспощадно наказал дезертиров, которые покинули поле боя: "Несколько беглецов... сквозь строй, а иные казнены смертью"4.

3. Пушкин А. С. Собр. соч. М., 1981, т. IV, с. 77.

4. Там же.

Медали за взятие крепости выдавались участникам штурма без ушков, как и старомодные "золотые" и рублевые "патреты".

Петровский порядок по "представлению заботы самим награжденным" с приделыванием ушка на медали, выдававшейся в качестве награды, дает основание судить, что вышеуказанная медаль является наградной.

Существовала и памятная серебряная медаль, диаметром 70 мм, которая отличается от наградной особой тщательностью исполнения. По-видимому, она предназначалась на заграницу, для прославления первой победы Петра на Неве.

Автором-исполнителем этих медалей был русский мастер Федор Алексеев, "на монетном денежном дворе работает с начала денежного двора", т.е. у Кадашевского, в Замоскворечье и с 1701 года.

"НЕБЫВАЕМОЕ БЫВАЕТ". 1703 г.

Не прошло и года после взятия Орешка, как Б. П. Шереметев со своей 20-тысячной армией двинулся в поход. 25 апреля он осадил вторую и последнюю крепость на Неве - Ниеншанц, находящуюся недалеко от устья, при впадении в нее Охты.

Переговоры о сдаче никаких результатов не дали. Шведский гарнизон решил отбиваться. Началась жестокая бомбардировка крепости из всех имеющихся пушек. При таком обстреле шведы неожиданно выкинули белый флаг. Штурма не потребовалось. Ниеншанц пал 1 мая 1703 года, и началось строительство северной столицы - "Санкт-Питербурха"1. Крепость была переименована в Шлотбурх, в переводе - замок, который навсегда закрыл для шведов вход в Неву и Ладожское озеро.

1. Военное прошлое русского народа. XVII - начало XIX вв. Л., 1939, с. 32.

А уже через пять дней после взятия Ниеншанца последовала новая небывалая победа Петра. Из Выборга шла на поддержку крепости Ниеншанц эскадра адмирала Нумерса. Опытный моряк, он из осторожности не решился входить в Неву всей флотилией, а направил с целью разведки к крепости двухмачтовую восьмипушечную шняву "Астрель" и большой адмиральский двенадцатипушечный бот "Гедан". Но они с наступлением ночи и наползавшего с моря тумана вынуждены были встать на якоря в самом устье Невы. В предутреннем рассвете, когда над рекою еще нависала туманная дымка, в тени берегов уже скрывалось более тридцати лодок с гвардейцами Преображенского и Семеновского полков. По сигналу пистолетного выстрела вся эта армада лодок устремилась к кораблям противника. Шведы заметили опасность, развернули свои суда и начали палить из пушек. Но большинство лодок уже миновали опасную зону, доступную судовой артиллерии, нырнули под борта кораблей и сцепились с ними. Начался абордажный бой.

Одной группой командовал сам бомбардир - капитан Петр Михайлов (Петр I). На подходе к кораблю он бросил на его борт гранаты, со всеми вместе ворвался на вражеский корабль, и началось рукопашное сражение. В ход пускались сабли, ножи, приклады, все, что попадало под руки, и даже кулаки.

Другой корабль штурмовал со своими молодцами дерзкий и нахрапистый поручик А. Д. Меншиков. В считанные минуты русский десант расправился со шведскими экипажами. Корабли "Астрель" и "Гедан" с опаленными парусами как боевые трофеи привели к крепости с новым названием Шлотбург.

Это была первая победа на водах Балтики, принесшая огромную радость Петру. Он стал шестым в списке кавалеров ордена Андрея Первозванного. "Орден был на него возложен Ф. А. Головиным "яко первым сего ордена кавалером"2 в походной церкви. Такого же ордена удостоился и А. Д. Меншиков. "Данилыч получил еще одну привилегию, высоко поднимавшую его престиж: ему разрешалось содержать на свой счет телохранителей, своего рода гвардию. Подобным правом в стране никто не пользовался, кроме царя"3.

2. ПСЗ, т. IV, № 193.

3. Павленко Н. И. Александр Данилович Меншиков. М., 1985, с. 26.

Успех был действительно настоль необычен, что в честь "никогда прежде небывалой морской победы"4 по личному распоряжению Петра отчеканили золотые и серебряные медали с надписью: "Небываемое бывает".

4. Монеты и медали Петровского времени. Л., 1974, с. 27-28.111

На аверсе этой медали - поясное профильное изображение Петра, без традиционной короны и лаврового венка, в доспехах, украшенных витиеватыми арабесками. По краю медали, вокруг портрета, надпись: "ЦРЬ ПЕТРЪ АЛЕКСЕВИЧЪ ВСЕЯ РОСИИ ПОВЕЛИТЕЛЬ". На реверсе - два парусных корабля, окруженные множеством лодок с солдатами петровской гвардии. Сверху, с небесного свода, опущена рука, держащая корону и две пальмовые ветви. Над всей этой композицией (по краю) надпись: "НЕБЫВАЕМОЕ БЫВАЕТЪ"; в самом низу стоит дата - "1703".

Золотыми медалями диаметром 54 и 62 мм (с цепями) были награждены офицеры - участники абордажа5. Солдаты и матросы, участвовавшие в схватке, получили серебряные медали диаметром 55 мм без цепей.

Штемпели для этих медалей резал Федор Алексеев. Это не вызывает сомнений, так как изображение Петра на них аналогично по характеру исполнения рублевым алексеевским монетам 1704 года.

Чеканились монеты на Кадашевском монетном дворе - в Москве.

Надписью к оборотной стороне медали - "Небываемое бывает" послужило изречение самого Петра.

5. Щукина Е. С. Медальерное искусство России в XVIII веке. Л., 1962, с. 14-16, 41.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨
версия страницы для мобильных устройств

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org