П. ЭББОТ, Н. ТОМАС "СОЮЗНИКИ ГЕРМАНИИ НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ (1941-45)", 2001

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

ВСТУПЛЕНИЕ

Для небольших по размеру государств Восточной Европы 1930-е гг. стали временем постоянно возрастающей напряженности. После Первой мировой войны они наслаждались независимостью, которой большинство из них не имело в течение всех предшествующих столетий. Но теперь их независимости угрожала растущая мощь нацистской Германии, с одной стороны, и советской России - с другой. Германия претендовала на земли своих восточных соседей, проявляя интерес к их экономическим ресурсам, особенно к румынской нефти. СССР хотела возвратить Финляндию, прибалтийские государства, Восточную Польшу и Бессарабию, то есть все бывшие территории в составе Российской империи по состоянию на 1914 г.

Перед растущей угрозой войны восточноевропейские государства не пытались объединиться, создать союз и оставались крайне разобщенными. Как следствие того, что нации на территории этих стран были сильно перемешаны, неизбежно возникали пограничные споры. Венгры стремились вновь присоединить территории, которые они уступили своим соседям в 1919 г. "Малая Антанта" - союзное соглашение, подписанное между Чехословакией, Югославией и Румынией - провозгласила себя оборонительным союзом против венгерских территориальных притязаний; но даже это относительно стабильное объединение сталкивалось с неизменными противоречиями, возникавшими внутри союза. В частности, румыны боялись русских больше, чем немцев, и, когда Гитлер стал угрожать Чехословакии в 1939 г., они отказали пропустить на помощь чехам советские части через свою территорию. Мюнхенский кризис также показал, как мало надежды можно было возлагать на западные демократические государства, которые не желали ввязываться в войну ради интересов стран Восточной Европы. В сущности, именно этот факт поставил небольшие восточноевропейские государства перед весьма ограниченным выбором - становиться вассалами либо Германии, либо СССР.

Германские и советские лидеры отчетливо понимали это, и одной из главных целей советско-германского пакта 1939 г. стало разделение Восточной Европы на сферы влияния. СССР потребовал Бессарабию, Восточную Польшу, прибалтийские государства и Финляндию и немедленно начал укреплять там свои позиции. Только финны оказались способны защитить свою независимость, но даже они потеряли значительные территории по окончании войны с СССР 1939-1940 гг.

Инструктор пехотной ротной школы наблюдает за тем, как солдаты осваивают автомат "Суоми"; Финляндия, осень 1939 г. (С. Залога)

Перед немцами стояла проблема сохранения мира в пределах их сферы влияния. Венгры потребовали часть территории у недавно созданного марионеточного государства Словакии и использовали силу, чтобы получить ее. У словаков существовали собственные притязания к Польше, и они поддержали немецкое вторжение в 1939 году. В 1940 г. венгры угрожали начать боевые действия против Румынии за Трансильванию. Венский договор августа 1940 г. перераспределил половину спорных территорий в пользу венгров, которые сразу же заявили о своих претензиях на Банат и в апреле 1941 г. приняли участие во вторжении в Югославию.

Эти изменения, в конечном результате, вели к разжиганию межнациональной розни при одновременном усилении связей всех этих стран с Германией. Надежда Румынии вернуть потерянные земли была связана с подобным союзом; безопасность Словакии зависела от немецкой "защиты"; в то же время и Венгрия не порывала со своим мощным союзником, дабы не рисковать значительными приращениями своей территории. Все три страны (а также Болгария) присоединились к Тройственному пакту 1940 г.; Финляндия осталась формально нейтральной, но разрешила свободный проход по ее территории немецким частям и принимала участие в совместном военном планировании. Гитлер учитывал поддержку и финнов, и румын в разработке плана "Барбаросса". И те и другие, несомненно, были извещены о его намерениях заранее. Словакия оказалась первым из союзников Германии, объявивших войну СССР. Венгрия вступила в войну только после того, как получила формальный повод после таинственного воздушного налета. Только традиционно прорусски настроенные болгары сумели избежать вступления в войну.

Политически союзники имели мало общего с нацистской Германией. Финляндия была парламентской демократией; Венгрия - монархией с пустующим троном и правым демократическим правительством; Румыния - монархией с военным правителем, который только что запретил в стране румынскую фашистскую партию. Фактически как в Румынии, так и в Венгрии профашистские группы не имели возможности получать значительную поддержку со стороны германских нацистов вплоть до последних лет войны, когда из них сформировали марионеточные правительства после того, как законное руководство стран дезертировало. Только в Словакии существовал полностью сформировавшийся тоталитарный режим, но даже он имел клерикальный уклон, весьма отличный от национал-социализма. Единственным, что объединяло эти столь различные администрации, был невероятный страх перед СССР и коммунизмом.

***
Участие союзников в войне на Востоке может быть разделено на пять периодов. В течение первых этапов плана "Барбаросса" сильные финские и румынские войска продвигались вперед плечом к плечу с германскими и вместе со значительно меньшими по численности и вооружению ограниченными воинскими контингентами из Венгрии, Италии и Словакии. Как только финны достигли своей границы 1939 г., они остановились и отказались идти дальше. Другие национальные контингенты к началу зимы 1941/42 г. были истощены, а венгерские и большинство румынских частей отводились в тыл для перегруппировки.

Немцы, понимая, что они нуждаются в значительно большем количестве солдат для проведения своей наступательной компании 1942 г., направили генерал-фельдмаршала Кейтеля убедить венгров и румын выделить большее количество войск. Кейтелю пришлось согласиться на то, что эти войска будут рассматриваться немецким командованием как независимые национальные армии. Эти армии начали прибывать на фронт в течение лета 1942 г. Поскольку основные силы немцев рвались к Сталинграду, их союзники оказались вынужденными удерживать весьма протяженные участки Донского фронта. Советское командование использовало предоставленный ему шанс. В ноябре 1942 г. советские войска разбили две румынские армии, окружив немецкую группировку под Сталинградом, затем нанесли рад сокрушительных ударов, которые привели к уничтожению итальянской и венгерской армий.

Маршал Маннергейм покидает здание финского парламента после избрания его президентом 4 августа 1944 г. На рукаве его кителя нашит шеврон Гражданской гвардии. (Посольство Финляндии, Лондон)

"Я больше никогда не хочу видеть ни одного солдата наших восточных союзников на Восточном фронте" - заявил Гитлер после той катастрофы. Действительно, большая часть уцелевших в жестоких боях подразделений была отправлена домой в начале 1943 г. Оставшиеся еще в течение года использовались в борьбе с партизанами и для охраны побережья. Их моральный дух падал. Правительства же начали высовываться за начало мирных переговоров с антигитлеровской коалицией.

1944 г. ознаменовался разрывом союза стран "оси". В начале года румыны вынуждены были возвратиться на фронт, чтобы стабилизировать ситуацию на юге, в то время как словакам и венграм пришлось готовиться к обороне Карпат от наступающих советских войск. В течение августа русские еще раз разгромили румын и отрезали целую немецкую армию. После такого поражения румыны перешли на сторону русских, а словаки подняли окончившееся неудачей восстание против немцев. Тем временем на севере русские начали наступление против финнов, которые заговорили о мире и согласились выдворить немецкие части из страны.

Таким образом, на заключительной стадии войны румыны и финны уже воевали против немцев, а Словакия превратилась в оккупированную немцами страну. Только Венгрия осталась союзником Германии, и то в значительной степени потому, что пронемецкий государственный переворот привел к власти фашистское правительство. Факт, что румыны выступали теперь в противоположном лагере, также в значительной степени оказал влияние на настроение венгров. Казалось, армии этих двух стран, разделенных взаимной ненавистью, вели боевые действия друг с другом гораздо более энергично, чем каждая из них по отдельности против русских.
***
В конце 1942 г., когда их участие в войне было наибольшим, союзные армии составляли около четверти всех дивизий стран "оси" на советско-германском фронте. Кроме финнов, все они были сконцентрированы в группе армий "Юг". Однако дефицит вооружения, невысокая выучка и отсутствие мотивации превращали их присутствие на передовой в слабое звено для немцев. На заключительных стадиях войны немцы утратили весь свой энтузиазм по отношению к союзным армиям, солдаты которых в своей массе не желали воевать, и опирались только на ограниченное количество фанатически настроенных добровольцев, которых они сами вооружали, экипировали и рассредоточивали по всему фронту. Однако немцы признавали, что на севере финны оказывались выше всех похвал, а венгры, итальянцы, румыны и словаки хорошо проявили себя во многих боях.

Отношения между немцами и их союзниками можно расценить в целом как неплохие. Многие из высших чинов имели в предыдущие годы опыт военного сотрудничества с Германией. Венгры и словаки вместе с ними воевали в составе австро-венгерской армии во время Первой мировой войны, часто - против русских, а многие финны служили в немецкой армии в составе егерского добровольческого батальона. Их уважительное отношение к боевым способностям немцев помогало им спокойно принимать "советы" от немецких офицеров, хотя традиционная краткость команд и лаконичность во взаимоотношениях немецкого личного состава иногда оскорбляла других, например итальянцев и румын, которые привыкли к более церемонному языку даже в общении старших по званию с младшими по званию.

Национальные маркировки танков, отмеченные среди союзных Германии армий, отличались большим разнообразием в деталях изображения.
(1-я ряд) Финляндия: образцы свастики в начале и в конце войны. Черный или темно-синий, оттененный белым, расположенный на панели башни, сзади и на крыше, часто на передней части корпуса и/или задних бронеплитах. Танки, главным образом трофейные советские модели, камуфлировались по-разному, в основном в темно-зеленые цвета с полосами охры летом или с бледно-серыми и коричневыми хаотичными полосами.
(2-й ряд) Венгрия, до и после 1942 г.: красный крест обрамлялся белым фоном на зеленой краске брони, и белый крест на черном фоне соответственно. Наносились по бокам надстроек бронетехники. Транспортные средства по-разному покрывались камуфляжем зеленым, коричневым цветами с примесью охры.
(3-й ряд) Румыния: белый по контуру крест, наносимый спереди и по сторонам надстроек бронетехники и повторенный на бортах машин, на основном оливковом зеленом цвете.
(4-й ряд) Словакия, до и после 1942 г.: белый крест, и бело-красно-синий щит соответственно. Размещался по сторонам башен.
Первые транспортные средства камуфлировались зеленым, коричневым и песчаным цветами, более поздние примеры камуфляжа - немецкий серый или темно-желтый

В определенной степени важным обстоятельством служил тот факт, что, кроме словаков, в соответствии с нацистскими расовыми теориями никто из союзников не относился к представителям низшей расы, которыми, в частности, считались славяне. Финны и венгры причислялись к особой расовой категории, а румыны считали себя потомками римлян, заселивших Восточную Европу. Финны фактически сформировали одно из самых ранних добровольческих воинских подразделений войск СС, правда, первоначально немцы планировали, что оно должно было состоять главным образом из "шведских" (то есть германских) финнов. Однако культивирование расовой принадлежности создавало некоторую неловкость. Повсюду в Восточной Европе были рассеяны колонии фольксдойче или этнических немцев, многие из которых гордились своей родословной и стремились служить в немецких воинских подразделениях. Жившие на оккупированной территории не представляли никакой проблемы, так как они могли добровольно вступить в ряды немецкой армии, но в Венгрии, Румынии и Словакии, будучи формально гражданами союзнических государств, подлежали призыву на службу в армии того государства, гражданами которого они юридически являлись. Поскольку в основной массе все они были относительно хорошо образованы, их потеря могла нанести серьезный урон этим армиям. особенно техническим родам войск. И все же под давлением как непосредственно со стороны фольксдойче, так и со стороны войск СС, испытывавших нехватку добровольцев, Словакия в 1940 г., Румыния в 1943 г. и Венгрия в 1944 г. оказались вынуждены подписать соглашения, позволяющие всем фольксдойче, не являющимся специалистами в какой-либо отдельной отрасли, добровольно поступать на службу в немецкие воинские подразделения. К тому времени многие из них уже cлужили там нелегально.

Союзнические армии были далеки от того, чтобы их можно было бы назвать простыми копиями частей вермахта. Все они имели собственные традиции, схему организации и вооружение. Существенно сказывалось австро-венгерское влияние, менее сильно проявлялось влияние французское, чувствовалось и итальянское, но в меньшей степени. Словаки сохранили доктрину организации высокопрофессиональной чешской армии, в то время как финны развили особую тактику и создали вооружение, соответствующие их собственным уникальным условиям. Эти различия создавали проблемы, так как союзнические дивизии вовсе не обязательно совпадали с немецкими в количестве солдат или силе огневой мощи. Однако в ходе войны немецкое влияние заставило провести некоторую стандартизацию, особенно в бронетанковых соединениях.

Наибольшая слабость союзнических apмий проявлялась в их вооружении и техническом оснащении. Восточноевропейские государства не обладали собственным высокоразвитым промышленным потенциалом, и как только началась война, им стало трудно пополнять запасы тяжелых вооружений. В результате они вступили в войну устаревшей артиллерией, устаревшими танками, неадекватным транспортом и даже, как в случае с Венгрией, допотопными винтовками. У них практически не хватало противотанкового оружия, чем не преминули воспользоваться советские войска. Немцы пытались исправлять положение, передавая им трофейное оружие, захваченное у поляков, французов и бельгийцев. но и оно оказывалось большей частью устаревших довоенных образцов, поэтому они получили относительно небольшое количество современного оружия. Кроме того, немцы проявили в данном вопросе крайнюю недальновидность, настаивая на оплате в полном объеме любых поставок вооружений. Действительно, когда в 1944 г. венгры попытались наладить у себя выпуск превосходного танка "Пантера" сделка провалилась, так как немцы запросили беспредельно высокую цену за право на его производство. Правда, в 1942-1943 гг. немцы начали изучать возможности стандартизации вооружений и даже достигли соглашения с венграми, но в целом добились лишь незначительных результатов в данной, жизненно важной области.

Союзники по антигитлеровской коалиции столкнулись с подобной проблемой в Тунисе, когда к их воинским частям присоединились храбрые, но плохо оснащенные воинские формирования французской Африканской армии. Французам выделили для обороны огромные сектора в надежде, что они обеспечат защиту против танков, но немцы все же прорывались. После того как все союзнические контингенты антигитлеровской коалиции переоснастили до уровня британских или американских стандартов, этот источник их слабости был устранен. Подобного результата оказалось возможным достичь при поддержке Америки с ее огромной индустриальной мощью. Немцам же не удавалось обеспечить собственные нужды, уж не говоря о запросах своих более слабых союзников. Как результат союзнические силы всегда оставались слабым звеном в линии обороны немцев. Какую бы храбрость ни проявлял личный состав, никто не вправе был ожидать от них, что они смогут продолжать воевать в положении бедных родственников, что и стало причиной позднейшей потери этих союзников.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org